Кусачки


kusachki

Однажды кто-то позвонил Мздыре в дверь. Мздыря сразу понял, что это не Салапапон, потому что Салапапон всегда в звонок стучал.

И точно! На пороге стоял незнакомый сосед сверху. А незнакомым он был, потому что вселился в дом всего сорок минут назад и вместо знакомства громко грохотал мебелью.

– Кусачки есть? – спросил незнакомый сосед.

– Нету! – ответил Мздыря.

– Ладно, – сказал незнакомый сосед и упрыгал по лестнице к другим соседям.

Мздыря закрыл дверь и расстроился. Ведь он знал, что в доме ни у кого нет кусачек. Значит, незнакомый сосед даром тратит время.

«Надо помочь и заодно познакомиться. Или за два? В общем, как получится», – подумал Мздыря.

Через пять минут он шагал по улице с пустым мешком подмышкой. А через час шагал назад с полным, но на спине.

На скамейке перед домом он встретил Салапапона. Салапапон смотрел на Мздырино окно и сидя орал:

– Мздыря, выходи!!!

Громко у него получалось, у Мздыри даже уши заложило.

– Я уже вышел! – ещё громче закричал Мздыря, чтобы Салапапон услышал.

– А что у тебя в мешке? – так громко закричал Салапапон, что у Мздыри заложило нос.

– Кусачки! – из последних сил выкрикнул Мздыря и бросился к подъезду…

* * *

– Что это? – спросил незнакомый сосед, когда увидел мешок.

– Кусачки, – объяснил Мздыря.

– Так я уже все ненужные провода ножницами перекусил, – махнул рукой незнакомый сосед, а потом подозрительно посмотрел на мешок и спросил: – А зачем так много?

– Чтобы наверняка! – объяснил Мздыря. – А какие не подойдут, я обратно заберу.

С этими словами он развязал мешок и перевернул его дыркой вниз. Оттуда сразу посыпались маленькие, средние, большие, очень большие и неприлично большие собаки-мальчики и собаки-девочки, среди которых попадались цепные, прицепные, отцепные и подзаборные.

– Что это? – закричал незнакомый сосед, пытаясь захлопнуть дверь.

– Кусачки! – ещё раз объяснил Мздыря, скатываясь по лестнице. – Пока ловил, три раза меня укусили, собаки! Кстати, давайте познакомимся! Меня зовут Мздыря, а вас?..

…Когда уже знакомому соседу сделали сорок уколов от бешенства, он наконец-то успокоился. Но у Мздыри больше ничего никогда не просил.

Потому что Мздыря в лепёшку разобьётся, а сделает!

 Вперёд!

Назад