Жила-была старушка в зелёных башмаках

starushka

История седьмая. ПОСЛЕДНИЕ ЦВЕТЫ


Фрагмент


Лика Казимировна Ленартович, как тут уже где-то говорилось, подрабатывала к пенсии писанием стихов и была официально зарегистрирована на сайте «Поэзия на все случаи жизни» в качестве автора. Но не подумайте, что она просто посылала туда свои произведения, о нет! Она писала стихи по индивидуальным заказам. Это была серьезная работа и совсем не легкая. На сайт приходил заказ на стихи «к случаю»: поздравление к свадьбе, к юбилею, поздравления с днем рожденья, с новорожденным и с новосельем – всего не перечислишь; в заказе назывались имена и какие-то личные особенности тех, кому эти поздравления предназначались, а поэт, которому отсылался заказ, должен был сочинить стихи таким образом, чтобы герой легко узнавался и ему было приятно. Ну вот, к примеру:

Мы помним День Бородина.
Его встречает вся родня.
Ведь он у нас такой один –
Иван Петрович Бородин!    

Заказчик указывал число строк или четверостиший, потому что оплата производилась построчно: одна четверть оплаты шла владельцам сайта, а три четверти получал поэт. В том числе Лика Казимировна. Эти гонорары были серьезным подспорьем к ее небольшой пенсии, именно благодаря им Лика могла содержать Интернет и Титаника. Ну, а раз уж она через Интернет зарабатывала, то она позволяла себе роскошь посещать и настоящий поэтический форум, куда посылала стихи, написанные уже не на заказ, а от души. Сайт носил изысканное название «Кастальский ключ», и понятно, что только литературно образованный человек мог соблазниться таким названием. На форуме «тусовались» поэты различных направлений, и в том числе группа «куртуазных поэтов», к которым принадлежала Лика Казимировна. Впрочем, публиковалась она под псевдонимом (по-интернетски - «ником») Орхидея Нежная, а в качестве аватара (это такая картинка, которая помещается рядом с ником) вместо портрета у нее была помещена фотография розовой орхидеи. Стихи она писала изысканные, соответственно направлению. Например, такие:

Вдали растаяла Альгамбра,
От слез кружится голова,
Но мне уже до канделябра
Твои прощальные слова!

Или вот еще такие:

Наш бедный сад совсем заглох,
Зарос бурьяном, снытью, пижмой.
На днях я зацепилась фижмой
За пурпурный чертополох.
    
Я уронила свой парик
В фонтан, но он сухим остался,
Поскольку бег струи прервался –
Иссяк питающий родник.

Подружки, Агния с Варварой, над куртуазными стихами Лики потешались вовсю, но ее это не особенно волновало: на форуме «Кастальский ключ» они пользовались неизменным успехом. Более того, Орхидею Нежную форумчане любили, к ее мнению прислушивались, с нею делились бедами и радостями. Впрочем, когда к ней обращались за советом по житейским делам, она бежала к Агнии Львовне и спрашивала у нее, запоминала и затем выкладывала их на форуме.
 Однажды на форуме появился новый поэт, выступивший под псевдонимом Парсифаль. Он писал рыцарские стихи.

Плащ мой вьется за спиною,
Панцирь блещет на груди.
Просишь ты: «Побудь со мною!»
Плачешь ты: «Не уходи!»

«О прекрасная маркиза, -
Мой ответ ей был суров –
Ради твоего каприза
Долг забыть я не готов».

Позвала меня идея,
Я умчался на коне.
Но росою орхидея
Тихо плачет обо мне.

Прочтя эти вирши, Лика Казимировна, она же Орхидея Нежная, тихо вскрикнула и  схватилась за сердце. Потом выпила корвалолчику, успокоилась, села за клавиатуру и в очередные стихи о разлуке с вечно куда-то отъезжающим возлюбленным вставила следующие строфы:

От печали я вся холодею
И схожу потихоньку с ума:
На прощание орхидею
я ему подарила сама!
    
Видно годы еще мне терзаться,
Вспоминая свой глупый каприз:
Что бы стоило мне догадаться
Подарить ему кипарис?

Проезжая долиной нездешней
Он, конечно, забыл про меня,
Уронив мой цветок почерневший        
Под копыта родного коня.

С замиранием сердца трепещущая Орхидея выложила сии вирши на сайте.  И ответ пришел незамедлительно.

В летучем войске Бодуэна
Я был и рыцарь и пиит.
И замирала Ойкумена,
От звуков песен и копыт.

Но пораженья и успехи
Чередовались у меня:
Утратил я свои доспехи,
И даже потерял коня!

Но твой подарок – орхидея
Мне одному принадлежит.
И никакого прохиндея
Рука сей дар не осквернит.

Не сохранить ни шарф, ни вымпел,
Но дар твой вечен под луной:
Я высушил цветок и выпил,
Его настой всегда мной.

Пусть я лечу, палимый жаждой,
К очередному миражу,
Но я молекулою каждой
Тебе одной принадлежу!

Орхидея что-то там пролепетала в ответ – и Парсифаль опять ей ответил точно в тон. И так они перекидывались изысканными стихами, словно играли в порхающий волан, и похоже, оба этой игрой безмерно наслаждались. Но вот однажды Парсифаль намекнул… о, только намекнул! – что не худо бы им встретиться «в реале», то есть не в Интернете, а в жизни. Они могли бы, писал он, встретиться, где-нибудь в городе: сходить в кафе, поговорить, почитать друг другу стихи. К этому времени уже выяснилось, что оба они живут в Петербурге: он на набережной Невы, а она возле музея Арктики. Лика Казимировна заволновалась, перепугалась и кинулась за советом к подружкам…

А что было дальше, вы узнаете купив замечательно весёлую и замечательно мудрую повесть «Жила-была старушка в зелёных башмаках»…


Назад

Добавить комментарий