Сумка с приколами

sumka s prik

Кусочек 1

А знаете, почему люди весной ни с того ни с сего вдруг начинают улыбаться? Да очень просто! Потому что зимой у них на лице все мускулы замёрзшие и неподвижные. А весной мускулы оттаивают. Расслабляются. Вот и расплываются в нечаянную улыбку. Дурашливую даже.

Это у Димки теория была такая. Анатомическая. Вообще-то теории и разные заковыристые штуки придумывать интересно. Но иногда они мешают жизни.

Вот и сейчас. Оторвавшись от изобретения очередной заморочки, Димка почуял сквознячок перемен. Обнаружилось, что в окружающем пространстве что-то произошло. Точнее, едва уловимые изменения случились на территории класса.

В воздухе, на манер уже проснувшихся бабочек, отважно порхали игривые записочки. Послания более скромные ползали с парты на парту, словно робкие гусеницы.

Словом, пятый «А» охватила любовная лихорадка. Знакомая каждому человеку старше детсадовского возраста. Как известно, её обострения обычно наступает весной или даже в предвесеннее время.

Димка вздохнул. Дело в том, что он считал необходимым участвовать во всех коллективных затеях класса. Чтобы не отставать от других и не выглядеть белой вороной. И, не дай Бог, не подвергаться насмешкам одноклассников. Хотя Димка очень сильно подозревал, что в душе он и есть такая белая ворона. Если совсем уж честно. И чем сильнее подозревал, тем поспешнее спешил замаскироваться. Перекраситься в серый цвет – как все.

Итак, стояла задача – влиться во всенародный процесс любовной лихорадки. Для этого необходимо было найти предмет влюблённости.

«Надо!» – сказал себе Димка. Хотя идея не нравилась уже по первой же пришедшей на ум причине. А причина состояла вот в чём. Димкин папа был влюблён в Димкину маму с шестого класса. И уверял, что почти все школьные годы, как истинный рыцарь, протаскал её сумку с учебниками на своём плече.

Вот эта-то перспектива – таскать девчоночью сумку – совсем не привлекала Димку.

Во-первых, прямо скажем, наш герой не отличался богатырским телосложением. «Да ладно, зачем творческому человеку гора мускулов! – говорил папа, хлопая сына по плечу. Причём так, что тот приседал (накачал свои-то, таская мамину сумку). – В творчестве ведь главное – мозги!»

В семье уже все знали, что Димка хочет стать режиссёром. И снять грандиозный сериал типа «Властелина колец» или «Звёздных войн».

– А что, хорошая работа – режиссёр, – одобрила зашедшая на огонёк соседка тётя Галя. – Ничего не делает, только орёт на всех. Как наш директор. Не пыльная, опять же…

Что такое пыльная работа тётя Галя знала не понаслышке. Она работала в галантерейном магазине и каждое утро вытирала пыль с неходового товара.

– А вчера ходовой привезли, – похвасталась тётя Галя. – Сумки чёрные! Загляденье просто. Здесь вот пряжки, здесь замочки… Красатень! На все случаи жизни. Так сумки эти как начали хватать! – тётя Галя всплеснула руками. – От пионеров до пенсионеров. Я хотела Виталику тоже взять…

– Чего ж не взяла? – спросила мама.

Виталик был сыном тёти Гали, а также другом и одноклассником Димки.

– Да у него ж уже есть – отец из Турции привёз, – похвасталась тётя Галя. И продолжила: – А у меня те сумки влёт расхватали. Не поверите, за вечер недельную выручку сделала! Будет теперь полпосёлка с такими сумками ходить. Красатень!

Непонятно было, к чему относится последняя «красатень». То ли к выручке, то ли к тому обстоятельству, что половина посёлка теперь украшена новыми сумками. Стильными, но одинаковыми.

Вообще-то Димка был вовсе не против сумок. Но ведь большая часть одноклассниц ходила в школу с рюкзачками самых попугайских расцветок! И это была вторая причина, по которой Димка не хотел влюбляться. Вы представляете себе серьёзного парня, который добровольно тащил бы на плече девчачий розовый рюкзак?! Вот и Димка нет.

Какой из этого вывод? Только один. Предмет влюблённости надо искать с подходящим портфелем.

Наш герой поблуждал глазами по рядам парт. Пока не наткнулся на вполне симпатичное черное кожаное изделие.

Хозяйка сумки, которую звали Женька, была тоже ничего: огромные карие глазищи и куча золотистых кудряшек по плечам.

И записок ей вроде никто не писал. Так что соперников на горизонте не маячило. С одной стороны это было хорошо. С другой – вот это как раз и настораживало. Потому что причина была налицо. Точнее, на Женькино миловидное лицо должно было найтись много ухажёров. Но не нашлось. Ведь всем был известен скверный характер красотки.

– Что, Женька нравится? – услышал Димка над ухом голос Виталика. Вероятно, друг проследил его взгляд и всё понял.

Вообще-то Димка ещё не определился, нравится ему Женька или не нравится. Но хотелось дружеского участия, поддержки и совета. Поэтому он кивнул.

– А она ничего, клёвая, – одобрил Виталик. И тут же посочувствовал: – Только вредная. Намучишься ты с ней.

– А что делать? – тут же загрустил Димка.

– Не боись! – Виталик ободряюще хлопнул приятеля по плечу. – Есть способ проверенный. Сама за тобой бегать будет!

Димка попробовал представить, как высокомерная Женька ходит за ним хвостиком. Не получилось.

– Спрячем её сумку! – тем временем раскрыл суть плана Виталик. – Куда она денется!

Мужик сказал – мужик сделал. На последней перемене мальчишки отправились выполнять задуманное.

Это оказалось не такой уж простой задачей.

Одноклассницы гурьбой сидели в зимнем саду перед кабинетом биологии. Здесь же была и Женька. Портфели девчонки составили в кучу прямо перед собой. Незаметно умыкнуть что-то из рюкзачкового нагромождения под носом у пятиклассниц было просто нереально.

– Не боись, – подбодрил Виталик. – Я их сейчас отвлеку, а ты хватай кошёлку и беги в кабинет.

Он небрежной походкой подошёл к девчачьей компании и сказал, указывая в дальний конец коридора: – А там Максим идёт…

Надо сказать, что десятиклассник Максим был солистом школьной мальчиковой группы. И, соответственно, предметом обожания чуть ли не всех поголовно учениц, с первого по одиннадцатый классы.

Поэтому пятиклассницы бойко посыпались со своих скамеек и ринулись в указанном Виталиком направлении.

Димка подбежал к сваленным в кучу рюкзачкам. Быстро отыскал среди них Женькину собственность.

Но что это?! Нет!!

Перед ним стояло две совершенно одинаковых сумки!

Кусочек 2

«Спокойно, Женькина вроде была с брелочком каким-то, – лихорадочно соображал наш герой. – Так был брелок или нет? Вроде был… А-а-а, беру эту! Будь что будет!»

Незадачливый похититель схватил сумку и ринулся в кабинет.

Вскоре к нему присоединился Виталик. Пару минут мальчишки бестолково метались по классу. Но надёжное укрытие никак не подворачивалось под руку.

Наконец Виталик указал на шкафы, которые высились у противоположной от доски стены. Приятели придвинули стулья и забросили сумку на шкаф. Едва успели замаскировать её горшками с цветами, как грянул звонок.

В кабинет хлынули одноклассники. Девчонки первым делом кинулись колотить Виталика за ложную информацию о Максиме.

Но тут в кабинет процокала на своих нереальных шпильках и без того длинноногая Леночка Викторовна.

– А ну все по местам! – рявкнула она выработанным за полгода пребывания в школе командирским басом.

Народ сразу размело по партам. Это Виталика и спасло.

Первые пять минут у заговорщиков ушло на то, чтобы отдышаться от пережитого волнения. В Женькину сторону они на всякий случай старались не смотреть.

Но вот мальчишки успокоились и начали потихоньку изучать обстановку.

Однако в этот самый момент в дверь класса кто-то тихонько поскрёбся.

Леночка Викторовна перестала теребить чучело суслика и удивлённо уставилась на дверь. Та тихонько отворилась, и в кабинет бочком просочилась кнопочная девчонка. Судя по всему, первоклассница. Мордашка у неё была зарёвана, косички с поникшими бантиками печально торчали в разные стороны. Словно руки, разведённые в жесте: «извините, нет!».

– Что тебе, детка? – спросила учительница, стараясь укротить свой командный бас.

– У меня… сумка… пропала… – взрыдывая на каждом слове, поведала первоклашка.

Димка и Виталик с изумлением переглянулись и, не сговариваясь, кинули взгляд в сторону Женьки.

Её сумка, как ни в чём не бывало, преспокойно висела на спинке стула! И не думала никуда деваться!

Женька, почувствовав взгляды злоумышленников, обернулась и показала мальчишкам язык.

Виталик выразительно посмотрел на друга и покрутил пальцем у виска.

– Там было две одинаковых сумки, – прошептал Димка. – Ты бы тоже мог перепутать!

– Отдайте…если…кто…взял… – продолжала лить слёзы первоклашка. – Меня…дома…заругают…

– А! – хлопнул себя по лбу Виталик. – Понял! У Женьки как раз сумка из тех, что мать вчера продала! Точно! Полшколы теперь с такими ходит.

Димка не знал, что делать. Мелкую девочку было, конечно, жалко. Но лезть под ржание всего класса на шкаф, чтобы отдать так по-дурацки украденную сумку… Нет, этого делать Димке вовсе не хотелось.

– Да ладно! – решил Виталик. – После уроков на вахту отнесём. Туда всегда разные потеряшки отдают…

Тем временем Леночка Викторовна утешительно обняла первоклашку и, ласково подталкивая её к двери, приговаривала:

– Иди, деточка, иди… Поищи в коридоре. Нету здесь твоей сумки. У нас тут урок.

Учительница закрыла за спроваженной девочкой дверь и собралась было вернуться к чучелу суслика. Но не успела она дойти до стола, как дверь с треском и грохотом распахнулась.

И в класс ввалился знаменитый школьный хулиган по прозвищу Капец.

Среди пятиклассников Капец славился своими убойными щелбанами. Которые играючи и небрежно раздавал подвернувшейся под его тяжёлую руку мелкоте. От этих щелбанов искры из глаз сыпались, как при электросварке. А шишки на лбу не проходили неделями.

– Так! – объявил Капец. И обвёл класс настолько давящим взглядом, что многие под его давлением потихоньку начали сползать под парты.

Насладившись произведённым эффектом, Капец нашёл нужным объяснить причину своего визита:

– У меня сумка пропала!!!

Димка и Виталик в панике уставились друг на друга. А затем плавно и дружно, словно шнурки в пылесос, начали втягиваться под стол.

– Ну, узнаю, кто взял… - продолжил свою речь Капец. И, не найдя достаточно доходчивых слов, отвесил сидевшему на первой парте Пашке Шишкину свой фирменный щелбан.

После чего Димка решил покинуть ненадёжное подпартное пространство. И потихоньку спиной начал продвигаться в сторону шкафов.

Однако Капец тем временем, к всеобщему облегчению, направился к выходу. Но, не дойдя, обернулся. И бонусом продемонстрировал пятиклассникам здоровенный кулак с изображением черепа и костей. Класс вздрогнул. Капец зловеще ухмыльнулся и так саданул дверью, что класс вздрогнул ещё раз.

А Леночка Викторовна обрела голос, который потеряла от такой наглости.

– Безобразие! – пискнула она вслед хулигану.

После чего дверь приотворилась и в щель просунулась физиономия Капеца. Класс опять замер. Но дебошир на сей раз только галантно бросил «Извиняюсь!» и аккуратно прикрыл дверь.

По рядам пронёсся вздох облегчения. А Леночка Викторовна откашлялась и привычным командным голосом объявила:

– Продолжаем урок!

Но не тут-то было.

В дверь коротко постучали. И на пороге появилась… Кто б вы думали? Сама директор школы Любовь Ильинична! Пятиклассники мигом вскочили из-за парт.

Надо сказать, что Любовь Ильинична ничуть не походила на обычную директрису – худую, придирчивую, в строгом костюме и очках. Ничего подобного! Она была тётенькой обширной, улыбчивой и очень любила яркие платья. Особенно с люрексом.

Но Димка догадывался, что имидж Любовь Ильиничны был всего лишь блестящей ширмой. За которой пряталась такая грозная суть, что в случае чего мало не покажется. Сам видел, как тот же Капец дрожал перед кабинетом директора, как перед зубоврачебным. А потом вылетел оттуда, как будто ему выдрали зуб мудрости. Если такой зуб мог вообще вырасти у хулигана.

– Ребята, у меня сумка пропала, - лучезарно улыбаясь, пропела Любовь Ильинична. – С документами самыми важными. Никто случайно не брал?

Пятиклассники дружно и преданно затрясли головами. Конечно, кому хочется, чтобы его подозревали в краже самых важных документов…

А Димка стал пятиться в сторону шкафов ещё быстрее.

– Ладно, – подозрительно легко поверила в невиновность пятого «А» директор, – спрошу в других классах.

Она направилась к двери, но на пороге обернулась и кинула контрольный проницательный взгляд на подопечных. Словно гранату в класс бросила.

Димке показалось, что граната летит точнёхонько в него. Он дёрнулся назад и врезался в шкаф. Сверху что-то упало. Прямо на голову.

Кусочек 3

У мальчишки перед глазами поплыли праздничные разноцветные круги. Затем они вытянулись в плавно переливающиеся волны. Очень похоже на северное сияние из учебного фильма.

И ничего удивительного, что на фоне северного сияния возник житель Крайнего севера. Весь в мехах, с ног до головы. Среди пушистой одёжки с трудом обнаруживалось круглое лицо. Узкие глаза на нём сверкали угрожающе, словно наконечники остро заточенных копий. Гость был явно чем-то возмущен. Увы, Димка сразу догадался – чем. И ничуть не удивился, когда северный человек обратился к пятиклассникам со словами:

– У меня сумка потерялась, однако.

По классу прокатилось явственное: бум, бум, бум… Это челюсти Димкиных одноклассников отвисали от удивления и бумкались о парты.

– Никто не видел, однако?

Пятиклассники с изумлением пялились на нежданного гостя, разинув рты. Но рты были открыты зря. Из них не вылетало никакой полезной информации. Хотя и бесполезной тоже.

Северный человек обвёл своими раскосыми глазами класс. Особо остановился на чучелах белой совы и суслика. И вздохнул:

– Плохо, однако.

Он достал из-за спины большой бубен, сделанный из натянутой на каркас шкуры. Ударил в него. По кабинету поплыл низкий протяжный звук.

От этого гула олень на фотообоях вдруг встрепенулся и шагнул прямо на пол кабинета. Чучело белой совы затрепыхало крыльями. А чучело суслика забегало по краю учительского стола и спрыгнуло на пол.

– Поехали домой, однако! – объявил гость.

Он легко вскочил на оленя и верхом торжественно выкатил в коридор. Следом летела белая сова и бежал суслик.

Пятиклассники проводили процессию ошарашенными взглядами и начали потихоньку возвращать отвисшие челюсти на место.

В эту минуту в кабинет влетело нечто растрёпанное, орущее и подпрыгивающее.

Только присмотревшись внимательнее, во взъерошенном комке можно было распознать очень загорелого человека. Если предыдущий гость был максимально одет, то этого можно было назвать максимально раздетым. На нём красовалась только юбочка из мочалки, да на голове – пышное украшение из перьев.

И опять же, если глаза жителя севера всего лишь напоминали наконечники копий, то у этого дикаря в руке было целое здоровенное копьё!

– Ы! – потрясая копьём гаркнул дикарь на ребят.

Те дружно отпрянули назад, роняя учебники, ручки и пеналы.

– Ы! – продолжил приветственную речь дикарь. При этом он пританцовывал и выразительно показывал на свой пояс. Там болтался какой-то невнятный обрывок верёвки.

Никто ничего не понял. Только Димка вдруг вспомнил статью об одном африканском племени. Статья ему попалась в толстом томе детской энциклопедии, который мальчишка листал в библиотеке. Фолиант был щедро снабжён рисунками и яркими фотографиями. На них Димка и разглядел небольшие кожаные мешочки, которые мужчины племени прикрепляют к поясу. Отправляясь на охоту, они кладут в них разные необходимые мелочи.

Так вот, гость был ну точь-в-точь дикарь с картинки! Не хватало только кожаного мешочка на поясе. Вероятно, копьеносец где-то посеял свою авоську – догадался Димка. А его «Ы!» означало не что иное, как: «У меня сумка пропала! Никто не видел?»

– Ы! – подтвердил гость. – Ы?

Однако ни один из пятиклассников тоже не мог выдавить из себя что-либо членораздельное. Ребята просто окаменели от ужаса. Превратились в ряды каменных истуканов с острова Пасхи.

Встретив такое непонимание, дикарь решил перейти к наглядности. Он схватил освободившиеся из-под чучел деревянные подставки и легко их разломал руками. Затем свалил дровишки на полу перед доской. И ловко запалил пламя… обычной газовой зажигалкой (фу, неинтересно даже).

Перед партами запылал весёлый костерок. Дикарь потряс копьём и обвёл класс кровожадным взглядом.

И тут все сразу всё поняли без слов. И даже без междометий.

Первый же подозреваемый в краже дикарской сумки будет нанизан на копьё и зажарен на костре. Под ритуальную пляску непрошенного гостя.

Тот задумчиво потеребил кольцо в носу, оценивающе разглядывая обитателей первых парт. И наконец решительно двинулся в сторону всё того же Пашки Шишкина. Ну не везло сегодня парню! Не его день, как говорится.

Но Пашку храбро и решительно загородила собой Леночка Викторовна. Дикарь от такого поворота событий чуть не сел в собственный жертвенный костёр. И пока агрессор не успел опомниться, учительница самоотверженно протянула ему свою сумочку.

Здесь надо объяснить вот что. Поскольку Леночка Викторовна работала в школе недавно, она ещё не успела обзавестись объёмной кошёлкой. Ну знаете, такой, в которой учителя таскают домой тетради на проверку и методические пособия. Молоденькая биологичка продолжала щеголять с маленькой гламурной сумочкой. Которая являлась предметом пристального внимания и абсолютного восторга всех девчонок пятого «А».

При виде такого чуда в бисере и блёстках дикарь прямо потерял дар речи. Впрочем, потерять этот дар ему было нетрудно. Ведь его, собственно, и не было. Зато потом африканец издал такой вопль восторга, что под потолком полопались несколько лампочек. Одна за другой.

Незваный гость бесцеремонно выхватил сумочку из рук учительницы и бросился вон из класса. Только голые пятки засверкали.

– А «спасибо»? – возмутилась ему вслед Леночка Викторовна.

Кусочек 4

Не успел пятый «А» облегчённо рассмеяться, как внезапно стало совсем темно. Как будто где-то рванули Самый Большой и Главный Рубильник.

И в абсолютной темноте все увидели, что прямо под окном школы, мигая бортовыми огнями, стоит летающая тарелка.

Бортовые огни, однако, мигнули ещё пару раз и погасли. Зато в классе тьму перерезал тонкий луч белого слепящего света. В очерченном лучом кругу на фоне доски стоял инопланетянин. Ну, то есть сразу было ясно, что это пришелец. Во-первых, он был зелёненький. А все отлично знают, что пришельцы выглядят именно так. Во-вторых, он был одет в серебристый комбинезон. А нынче даже детсадовцам известно, что во всех инопланетных бутиках продают именно такую одёжку. И никакую другую.

Гость из космоса издал какой-то трудноопределимый звук и вскинул руки перед своим лицом. Класс изо всех сил затаился в темноте.

Но гость не стал доставать из-за пазухи бластер и палить по всем подряд. Кистями рук с неестественно длинными пальцами он принялся чертить в воздухе что-то похожее на квадрат. И повторять эту операцию много раз.

– Чего это он? – не выдержав, прошептал кто-то в темноте.

– Ящик какой-то потерял… – предположил другой шёпот. – Тару. Может, сумку…

– Ой, а интересно, что у него там? Я думаю, шифр для контакта с землянами…

– Скорее ключ на старт. Видишь, взлететь не могут.

В этот момент под окном послышался радостный голос трудовика Ивана Кузьмича:

– Привет, зелёненькие! Чё расселись? Какие проблемы?

В ответ послышалось невнятное тихое лопотание.

– А! Так делов-то! Щас сделаем! Полетит как миленькая! – утешил трудовик. – Кувалда есть? Давай! Ты держи отвёртку. А ты уйди, не отсвечивай.

Послышались удары по железу и жуткий скрежет. И тут же тарелка вновь ликующе замигала огнями.

– Ну! Я ж говорил! – торжествующе гаркнул трудовик. – А вы: схемы, схемы…

Луч в классе погас. За окном, сияя и тихо гудя, взмыла летающая тарелка.

Через пару минут опять стало светло. Как будто и не было странного солнечного затмения.

– Надеюсь, это всё? – непонятно к кому обращаясь, спросила Леночка Викторовна. – Более высокие гости нас уже не посетят? Да вроде выше и некуда.

Ох, как она ошибалась!

Потому что дверь начала медленно приоткрываться. Биологичка, которая стояла у доски и первой увидела нового гостя, медленно стала по этой доске сползать…

Дверь открылась окончательно, и в класс вошёл… сам президент!

Пятиклассники вскочили, опрокидывая стулья. Как будто к ним явилось аж три директора!

За главой государства поспешали телохранители. Один быстренько подхватил и усадил на стул Леночку Викторовну. Другой мигом затоптал и запинал под первую парту остатки кострища дикаря.

Президент обвёл класс проницательным взглядом бывшего разведчика и сказал негромко:

– Буду краток. У меня пропал ядерный чемоданчик.

Воцарилась такая тишина, что стало слышно, как во дворе трудовик кричит вслед летающей тарелке:

– Гады! Отвёртку верните!

Президент кашлянул и вкрадчиво продолжил:

– Предупреждаю. Виновного будем мочить в сортире.

Пятиклассники дружно вытянулись в струнку, как кремлёвские курсанты на параде.

Президент пожал руку Леночке Викторовне и тихо, без шума и пыли, покинул кабинет биологии.

Все дружно рухнули на стулья.

– Так, спокойно! – объявила Леночка Викторовна дрожащим голосом. – Продолжаем урок! Огарышев, а ты что возле шкафов делаешь? – обратила она внимание на Димку. – Безобразие! Ну-ка, выйди из класса! И сумку с собой забери!

Только сейчас Димка заметил, что рядом с ним валяется украденная сумка. Видно, это она упала со шкафа и ударила его по голове.

Подняв сумку, мальчишка вышел в коридор.

Там было совершенно пусто и печально. Только в самом конце маячил силуэт худенькой девочки.

Димка с досады готов был биться головой о стену. Влюбился, называется! Вот это, как говорится, сходил за хлебушком! Ещё неизвестно, чья в его руках оказалась сумка и какие неприятности его подстерегают впереди. Нет уж, больше никаких девчонок! По крайней мере, класса до одиннадцатого. И никаких сумок!

Предвесеннее солнце меж тем било в большие окна напористо и ликующе. «Какое-то слишком радостное освещение для грустной финальной сцены,» – подумал будущий режиссёр.

В это время девочка из тёмного конца коридора вышла на свет. И вдруг вся засияла, как будто была светоотражающим элементом. Даже задорные хвостики на макушке казались маленькими антеннами, принимающими солнечные лучи. Чтобы потом они светились изнутри.

Солнечная девочка шла в сторону Димки, словно ластик, стирая по пути все его проблемы. Наш герой думал, что она пройдёт мимо. Но девочка подошла к нему и сказала:

– Мальчик, это моя сумка. Где ты её нашёл?

Вблизи она была так же хороша. Даже веснушки не портили. Наоборот, добавляли солнечности.

- М-м-м… – промычал Димка, протягивая сумку. И тут же спохватился: – Она же тяжёлая! Давай, помогу.

Он легко вскинул сумку на плечо и пошёл по коридору рядом с Солнечной девочкой…

…И очнулся от сильного толчка.

Над ним стояла Женька, держа в руках до боли знакомое кожаное изделие.

- Что, сумку подменил – думаешь, не вижу? – скандальным голосом объявила она.

Димка смотрел на девчонку непонимающими глазами. Оказывается, упавшую со шкафа школьную авоську он держал в руках.

Женька вырвала у него из рук сумку. А ту, что держала сама, бросила рядом с незадачливым похитителем. И удалилась, презрительно фыркнув.

Димка сидел и медленно соображал. Выходит, наяву в класс приходили только первоклассница, Капец и директор. Потом сумка со шкафа свалилась ему на голову и все остальные – северный человек, дикарь, инопланетянин, президент – просто пригрезились. У него же богатая фантазия, как говорят родители и учителя. Он же будущий режиссёр.

Но это всё ничего. Самое обидное – Солнечную девочку он тоже нафантазировал.

Как всё глупо. Нет в природе Солнечных девочек. Нет никакой любви. Есть злобные одноклассницы, ехидные и драчливые.

А кстати, сумку-то он правильно схватил – Женькину. А та взяла оставшуюся неизвестно чью. Потом обнаружила подвох и пришла поменять.

Вот так. И с чьим же Димка, в конце концов, галантерейным чудом остался? Хорошо, если первоклассницы. А если хозяин – Капец? А если – директор?!

Димка с опаской покосился на брошенную Женькой сумку. И увидел, что от удара она расстегнулась и оттуда выпали вещи. Тетрадь, пенал, телефон…

Телефон! С его экрана на Димку смотрела улыбающаяся Солнечная девочка. Это была её сумка.

Солнечная девочка существовала в природе. Более того – она была где-то рядом. В двух шагах. Надо было только эти шаги сделать…


 


Вернуться в ДОМАШНЮЮ БИБЛИОТЕКУ

Вернуться к автору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить