Глава 0. Пролог


00 chlebovoz

Ближе к вечеру у обшарпанного магазинчика в центре Васильковки стали собираться люди. Но не ради зрелищ, а совсем наоборот. В полдень продавщице Вальке позвонил водитель хлебной машины и доложил, что по дороге сильно обломался, так что хлеба до шести лучше не ждать.

В общем, к половине шестого возле сельского продмага было людно, как на встрече с депутатом по случаю бесплатного ремонта дороги. А всё потому, что дело было в воскресенье, и могли нагрянуть гости, только без хлеба разве посидишь?

Без пяти шесть толпа напряглась и покачнулась.

– Не напирай! – закричала хриплым басом крупногабаритная продавщица Валька в слегка съехавшем набок блондинистом парике. – Открою, когда хлебовозка приедет. А то зашаркаете бакалею, а мне потом заметай…

Валька специально называла вверенную ей торговую точку бакалеей, потому что это было красивее, чем продмаг, и ужас до чего шло к французскому парику турецкого производства.             

– А ну, сдавай взад! – продолжала горланить хозяйка. – А которые снова на крыльцо полезут, тех обслужу без очереди…

– Почему без очереди? – выкрикнули из толпы.

– Потому что после всех! – отрезала продавщица и перевернула дверную табличку надписью «Закрыто» наружу.

Конечно, можно было побороться за свои права и обязанности, только разве Вальку переборешь, если она всё село в кулаке держит, а кулак у неё будь здоров! Ей бы гирю метать, а не ящики с кефиром.

Так что настырных было мало. В основном народ вёл себя мирно, радуясь случаю покалякать с соотечественниками. Ведь по трудовым будням их не особо увидишь, а если и увидишь, то не сильно поговоришь. Поэтому воскресная толпа сразу разбилась на кучки по интересам. И хотя все говорили одновременно, никто никому не мешал. Ведь у каждого в повестке дня стояла своя тема, из-за чего разговоры не перемешивались.

* * *

На ящиках, сваленных у обочины метрах в ста от Валькиной бакалеи, сидели четверо. Это были проверенные кореша, дружба которых по длине практически совпадала с жизнью. Да и по ширине тоже. В силу чего они не спешили начать разговор, а нащупывали непроторенную тему, чтобы не съехать в заезженную колею.

– Дела… – философски протянул тракторист Толик по прозвищу Трактор и для ясности добавил: – Дела…

Возражений не последовало, и вновь наступила тишина.

– Шуба, а шёл бы ты в писатели! – неожиданно подал голос кровельщик Колян, у которого от молчания начинала чесаться спина, вот он и не упускал случая почесать языком.

– На кой? – лениво удивился профессиональный безработный Витька Шубин. – Это ж типа работы, а мне и так нормально,

– Как на кой? Написал роман, получи в карман!

– Ну?

– Подковы гну! Ты ж мастак байки травить, вот и заработал бы.

– Денег, что ли?

– А то! Запиши на бумажку и пошли в издательство…

– Как бы его самого не послали, – засомневался тракторист Толик. – Ведь Шуба сроду ручку в клешне не держал...

– Какая ручка? Нынче все писатели на компьютерах печатают! – со знанием дела проговорил дядя Жека, который был в компании за старшего.

– Так прямо и все?

– Все! – отрезал дядя Жека, хорошо изучивший изнанку жизни, так как трудился на участке разделки кур местной птицефабрики.

– Так он же это… бешеных денег стоит! – заволновался Колян, который и не бешеных денег уже два месяца не видел.

– И что с того? – пожал плечами дядя Жека. – Оно только поначалу дорого, а потом нормально. Потому как на компьютере продукцию можно гнать круглосуточно – главное, чтоб электричество не кончилось. Вот они и молотят...

– Так то ж писатели, – ещё сильней заволновался Колян, – а то Витька!

– Именно! – поддакнул Трактор. – Куда Шубе компьютер, если у него даже велика нету.

– Да есть у меня велик! – обиделся Витька. – Вернее, был… И что с того? Можно подумать, у тебя есть!

– У меня нету, потому что нету. А у тебя нету, потому что продал.

Крыть было нечем, и все снова замолчали. Но Витька не любил так просто сдаваться. Сначала он громко засопел, потом напыжился, как гусь на заборе, и вдруг ляпнул что-то совершенно несусветное:

– Зато у меня дом!

– Чего? – переспросил Колян.

– Дом! – повторил Витька. – Велосипеда нету, а дом есть!

– Тьфу! – опять сплюнул Толик. – Если у тебя дом, я пошёл. Лично мне в пять вставать, так и то Катька до четырёх орать будет: мол, почему без хлеба пришёл и пятое-двадцатое.

– Как это без хлеба, если мы за хлебом сидим? – удивился Шуба.

– А ты видал, сколько народу?

– Ну и что?

– А то, что на мне всё всегда кончается! Вот за чем не встану, тому и конец!

– Трактор, не заводись, – рассудительно проговорил дядя Жека. – Сегодня пусто, завтра густо! Как говорится, где наша не пропадала…

– Везде! – буркнул Колян.

– Стоп, машина! – одёрнул его дядя Жека. – Крути не крути, а своя хата у Витьки есть. От родителей досталась: отец покойный в сугробе замёрз, а мать жива, только в город уехала. Витьке тогда двенадцать годков было. И с тех самых пор он у бабы Веры гнездуется. А дом стоит крест-накрест заколоченный. Хороший дом – не баран начхал. Сто лет стоит и ещё двести продержится. Его продать – на полжизни хватит! Если, конечно, жить с умом…

– Ёлы-палы! – взъерошил волосы Колян и вскочил с ящика.

– Брехня! – хмыкнул Трактор. – Я нашу Васильковку с закрытыми глазами знаю, а про Шубин дом ни разу не слыхал.

– Не слыхал, не слыхал! – передразнил дядя Жека. – Да куда тебе слыхать, когда тебе трактор все ухи позакладывал. Дом-то травой-лабудой порос, вот его с дороги и незаметно.

– Опана! Так это та самая развалюха у заброшенного пруда, где мы раньше в казаки-разбойники играли? – заорал Колян.

– Она! – кивнул дядя Жека. – Туда руки приложить – цены не сложишь.

– Йо-пэ-рэ-сэ-тэ! – прорычал Трактор. – Надо было давно продавать, когда у людей деньги были, а теперь кому оно надо?

– Мне! – вклинился в разговор незнакомый голос.

Шуба, Колян, Трактор и дядя Жека разом обернулись и увидели неизвестно откуда взявшуюся крутую тачку, возле которой стоял незнакомый городской мужик в неслабом прикиде…

Читать дальше

Назад в СОЧИНИТЕЛЬ

Назад в ДОМАШНЮЮ БИБЛИОТЕКУ