Часть 1. ЖИТЬЁ-БИТЬЁ

dvor

1. Граната

Витька жил себе и жил,
Жил себе и не тужил.
А чего ему тужить,
Если можно просто жить?
 
Правда, просто жить непросто,
Если ты в два раза ростом
Меньше, чем соседский Колька,
От которого нисколько
Не дождёшься ты добра,
Как улыбки от бобра.
 
С этим Колькой сладу нету,
Никудышный он сосед -
Может отобрать конфету
И сломать велосипед.
 
Затолкать он может в лужу,
Где до дна одна вода,
А потом из этой лужи
Витьку выдернуть за уши
Без особого труда.
 
Ведь совсем не трудный труд
Доставать того, кто худ!
 
В общем, с этим Колькой надо
Быть всё время начеку:
Он опасен, как граната,
Потерявшая чеку.

От гранаты ж без чеки
Есть один рецепт - БЕГИ!
 
2. Фонарь, разбитый кирпичом

Оно, конечно, ерунда,
И вроде можно жить,
Но, правда, если никогда
Во двор не выходить,
 
Ведь там не дремлет за углом
Неугомонный враг,
А ждёт, когда ты сонным лбом
Наскочишь на кулак.
 
Ударит Колька только раз,
Но больно и всерьёз,
Чтоб выбить из закрытых глаз
Сноп искр и реки слёз...

...Весёлое житьё-бытьё
Для многих во дворе,
А Витьке там одно битьё,
И он сидит в норе.
 
Ведь с этим Колькой двор не двор,
А покосившийся забор,
Фонарь, разбитый кирпичом,
И ночь, полярная причём.
 
Но если Кольки не видать,
Кругом и тишь, и благодать!

3. Море – не беда!

Гладит солнце-утюжок
Скомканные тучи:
Быть немятым хорошо,
А небитым – лучше!
 
Но быть мятым и небритым
Тоже выгодно порой –
Даже Колька их боится
И обходит стороной!
 
А сегодня Кольки нет,
И горит зелёный свет,
И ликует наш народ,
Хоть пока и безбород.
 
Залихватски бьют с носка
По воротам парни.
Месят тесто из песка
Малыши в пекарне.
 
На лету учёный пёс
Ловко ловит палку
И рычит, наморщив нос,
Глядя на скакалку.
 
Попой вверх торчит в цветке
Работяга-пчёлка,
Три девчонки в стороне
Всё жужжат о чём-то.
 
А по луже, а по луже,
Где до дна одна вода,
Лодочка-скорлупка кружит,
Словно ищет где поглубже,
Будто море – не беда,
Будто горе – ерунда!
 
А зачем бояться ей
Океанов и морей,
Если нынче за штурвалом
Вахту держит муравей?
 
Он стоит под парусами,
Словно волк морской с усами.
Знают всё усищи эти:
И откуда дует ветер,
И откуда ждать волну,
Чтоб, раскинув головою,
Изготовить пушки к бою
И не проиграть войну.
 
Только где войне витать,
Если Кольки не видать?

4. Потасовок генерал

Вот так чудо! Вот так номер!
Кружит лодочка два дня,
И никто её не топит
Здоровенными камня
 
("ми" не влезло, но и так
ясно ЧЕМ и ясно КАК!)  
 
И никто собачью палку
Не ломает об забор,
И на спор не рвёт скакалку
Под девчачий слёзный хор.
 
Не сидит никто в засаде,
Пряча за углом кулак,
Чтоб кому-то на фасаде
Сладить шишку и синяк.
 
Просто вдруг куда-то делся
Потасовок генерал.
Может, он конфет объелся,
Что у Витьки отобрал?

Или получил отпор,
Сунувшись в соседний двор,
Где живут такие лбы,
Хоть  теши об них  столбы?
 
Или Кольку, озверев,
В цирке съел голодный лев?
 
Может, Колька перед клеткой,
Прыгал словно гамадрил
И царя зверей котлеткой
Недоеденной дразнил???
 
Лев, конечно бы, стерпел,
Если б кушать не хотел.
Но, похоже, он хотел,
Потому и не стерпел!
В общем, съел!
Не понял только,
Где котлетка, а где Колька...
 
Или всё наоборот –
Сел на Кольку самолёт?
 
Колька вышел на дорогу,
Почесал рукою ногу,
Влево глянул левым глазом,
Не столкнуться чтоб с КАМАЗом.
Вправо глянул глазом правым,
И двумяма глянул прямо,
Или, проще говоря,
Посмотрел вперёд двумя.
 
А вот вверх-то он не глянул,
Пока с неба гром не грянул!
 
Ведь вверху дырявил тучи
Трёхмоторный самолёт.
Он был в принципе летучий,
Пока в баке был компот.
А когда компот допили,
Вспомнили, что позабыли
Взять запас с собой в полёт.
И сказал автопилот:
– Надо бы садиться,
Чтобы не разбиться...
Вот!
 
В общем, с Колькой что-то стало,
И совсем его не стало!

А когда не стало Кольки,
Стали люди жить привольно –
Скачут до упада,
Курица-помада!


5. Бархатная кошка

…Над крышей месяц поправляет рожки,
И рвётся тучки тучные бодать.
Крадётся ночь, как бархатная кошка,
Чтоб незаметно юркнуть под кровать.
 
Дом засыпает... Покряхтев немножко,
Он закрывает жёлтые глаза.
И лишь одно последнее окошко,
Не угасая, смотрит в небеса –
Туда, где солнце целый день сияло
И где чернила расплескала ночь…
 
Сползло с кровати на пол одеяло,
И кто-то стонет. Как ему помочь?
 
Горит ночник. Да только толку мало:
Придавлен свет тяжёлою пятой,
Чтоб кошка-ночь наверняка поймала
Последний лучик в комнате пустой...

6. Три счастливых дня

Целых три счастливых дня,
Витька не слезал с коня:
В хвост и в гриву погонял,
Чтобы не догнали.
Конь не ржал и не икал,
Корм подножный не искал,
И без отдыха скакал
Конь в любые дали.

Почему? Да потому,
Что кончается на У,
Ну, а если по уму –
Конь-то был педальный!
 
Витька на коне летел!
Дребезжали спицы!
Он летел, куда хотел,
И гадали птицы,
Сев рядком на провода:
– Интересно, он куда?
Сел бы лучше сбоку –
Зарядиться током!

  (Так болтали канарейки
И совсем не понимали,
Что мальчишки батарейки
Заряжают от педалей!)
 
Только Витька птиц не слушал,
Он конфету громко кушал,
Вкусно плямкал и от счастья
Чуть не лопался на части.
 
Да и кто ему указ,
Если тот, кто может в глаз
Двинуть или в ухо,
Сам попал в проруху?
 
Не видать его в упор,
Не выходит он во двор –
Значит, можно ездить
Куда хочешь с песней!

7. Велосипедная песня

Тра-та-та, тра-та-та,
Обогнали мы кота,
Злющую собаку,
Петю-забияку!
Правда, этот Петя
Нам бежал навстречу,
И не просто так бежал,
А кота в руках держал!
 
Тра-та-та, тра-та-та,
Петин котик хоть куда!
Проучил собаку,
Что рвалася в драку.
А когда дорвалась,
Тот ей всыпал малость…
 
Тра-та-та, тра-та-та,
Никогда не зли кота!
 
Хорошо пел всадник,
Но въехал в палисадник!
Видели забор глаза,
Да зевнули тормоза –
Трудно им хоть тресни
Тормозить под песни…

8. Носилки

Вмиг промчались эти дни,
Вжик – и счастья нету!
Будто кто-то проглотил
Праздник, как конфету.
 
Но пришел четвёртый день,
Чёрный, словно старый пень
От кривой осины.
И у бетонного столба
Сразу собралась толпа,
И каждый рот разинул.

Стоят соседи во дворе,
И летний двор как в декабре
Застыл, оцепенел, замёрз –
Не понарошку, а всерьёз!
 
Стоят, молчат и только
Тот ахнет, этот ойкнет,
Иной украдкой всхлипнет,
Другой чуть слышно пикнет.
А подойти боятся,
Но всё равно толпятся.
 
Раскрыты нараспашку двери,
В них Витька смотрит и не верит.
Не может быть, чтоб было так:
Вновь перед ним заклятый враг,
Безжалостный и сильный,
Но только на носилках…

9. Крылатые халаты

Несли носилки двое в белом,
Как будто кто-то тёртым мелом
Присыпал мятые халаты,
Которые почти крылаты,
Когда их ветер теребит.
 
Но судя по щекам небритым,
Те двое жизнью были биты
И явно не с небес сошли.
И крылья им пока не впору,
Да и зачем им крылья в «Скорой»,
Которая и так летит?
 
И удивить их невозможно
Ничем – ни будущим, ни прошлым,
Ни караулом полуночным,
Ни объявлением войны.
С изнанки жизнь они видали,
И смерть, бывало, обгоняли,
Летя на вызовы, и всё же
Теперь они удивлены.
 
Ведь на носилках, безусловно,
У них лежит вполне здоровый,
Уверенный и сильный мальчик –
Сейчас он встанет и пойдёт.
А что глаза прикрыл на сутки –
Так, видно, мальчик любит шутки,
А что молчит – так потому что
Какой-то умной мысли ждёт...
 
Так рассуждали санитары,
А что им делать оставалось?
Ведь даже если доктор старый
Не знал, какой писать диагноз.
Одно он знал, что дело плохо,
И, сев в кабину, бросил: «Трогай!».

И как голодная гиена,
Навзрыд заплакала сирена.
И «Скорая» с такою прытью
Умчалась, что толпа мгновенно
Растаяла.

Лишь Витька бледный
Остался посреди Вселенной…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Витька жил себе и жил,
Жил себе и не тужил.
А чего ему тужить,
Если можно просто жить?
 
Правда, просто жить непросто,
Если ты в два раза ростом
Меньше, чем соседский Колька,
От которого нисколько
Не дождёшься ты добра,
Как улыбки от бобра.
 
С этим Колькой сладу нету,
Никудышный он сосед -
Может отобрать конфету
И сломать велосипед.
 
Затолкать он может в лужу,
Где до дна одна вода,
А потом из этой лужи
Витьку выдернуть за уши
Без особого труда.
 
Ведь совсем не трудный труд
Доставать того, кто худ!
 
В общем, с этим Колькой надо
Быть всё время начеку:
Он опасен, как граната,
Потерявшая чеку.

От гранаты ж без чеки
Есть один рецепт - БЕГИ!
 
2. Фонарь, разбитый кирпичом

Оно, конечно, ерунда,
И вроде можно жить,
Но, правда, если никогда
Во двор не выходить,
 
Ведь там не дремлет за углом
Неугомонный враг –
И ждёт, когда ты сонным лбом
Наскочишь на кулак.
 
Ударит Колька только раз,
Но больно и всерьёз,
Чтоб выбить из закрытых глаз
Сноп искр и реки слёз...

...Весёлое житьё-бытьё
Для многих во дворе,
А Витьке там одно битьё,
И он сидит в норе.
 
Ведь с этим Колькой двор не двор,
А покосившийся забор,
Фонарь, разбитый кирпичом,
И ночь, полярная причём.
 
Но если Кольки не видать,
Кругом и тишь, и благодать!

3. Море – не беда!

Гладит солнце-утюжок
Скомканные тучи:
Быть немятым хорошо,
А небитым – лучше!
 
Но быть мятым и небритым
Тоже выгодно порой –
Даже Колька их боится
И обходит стороной!
 
А сегодня Кольки нет,
И горит зелёный свет,
И ликует наш народ,
Хоть пока и безбород.
 
Залихватски бьют с носка
По воротам парни.
Месят тесто из песка
Малыши в пекарне.
 
На лету учёный пёс
Ловко ловит палку
И рычит, наморщив нос,
Глядя на скакалку.
 
Попой вверх торчит в цветке
Работяга-пчёлка,
Три девчонки в стороне
Всё жужжат о чём-то.
 
А по луже, а по луже,
Где до дна одна вода,
Лодочка-скорлупка кружит,
Словно ищет где поглубже,
Будто море – не беда,
Будто горе – ерунда!
 
А зачем бояться ей
Океанов и морей,
Если нынче за штурвалом
Вахту держит муравей?
 
Он стоит под парусами,
Словно волк морской с усами.
Знают всё усищи эти:
И откуда дует ветер,
И откуда ждать волну,
Чтоб, раскинув головою,
Изготовить пушки к бою
И не проиграть войну.
 
Только где войне витать,
Если Кольки не видать?

4. Потасовок генерал

Вот так чудо! Вот так номер!
Кружит лодочка два дня,
И никто её не топит
Здоровенными камня
 
("ми" не влезло, но и так
ясно ЧЕМ и ясно КАК!)  
 
И никто собачью палку
Не ломает об забор,
И на спор не рвёт скакалку
Под девчачий слёзный хор.
 
Не сидит никто в засаде,
Пряча за углом кулак,
Чтоб кому-то на фасаде
Сладить шишку и синяк.
 
Просто вдруг куда-то делся
Потасовок генерал.
Может, он конфет объелся,
Что у Витьки отобрал?

Или получил отпор,
Сунувшись в соседний двор,
Где живут такие лбы,
Хоть  теши об них  столбы?
 
Или Кольку, озверев,
В цирке съел голодный лев?
 
Видно, Колька перед клеткой,
Прыгал словно гамадрил
И царя зверей котлеткой
Недоеденной дразнил.
 
Лев, конечно бы, стерпел,
Если б кушать не хотел.
Но, похоже, он хотел,
Потому и не стерпел!
В общем, съел!
Не понял только,
Где котлетка, а где Колька...
 
Или всё наоборот –
Сел на Кольку самолёт?
 
Колька вышел на дорогу,
Почесал рукою ногу,
Влево глянул левым глазом,
Не столкнуться чтоб с КАМАЗом.
Вправо глянул глазом правым,
И двумяма глянул прямо,
Или, проще говоря,
Посмотрел вперёд двумя.
 
А вот вверх-то он не глянул,
Пока с неба гром не грянул!
 
Ведь вверху дырявил тучи
Трёхмоторный самолёт.
Он был в принципе летучий,
Пока в баке был компот.
А когда компот допили,
Вспомнили, что позабыли
Взять запас с собой в полёт.
И сказал автопилот:
– Надо бы садиться,
Чтобы не разбиться...
Вот!
 
В общем, с Колькой что-то стало,
И совсем его не стало!

А когда не стало Кольки,
Стали люди жить привольно –
Скачут до упада,
Курица-помада!


5. Бархатная кошка

…Над крышей месяц поправляет рожки,
И рвётся тучки тучные бодать.
Крадётся ночь, как бархатная кошка,
Чтоб незаметно юркнуть под кровать.
 
Дом засыпает... Покряхтев немножко,
Он закрывает жёлтые глаза.
И лишь одно последнее окошко,
Не угасая, смотрит в небеса –
Туда, где солнце целый день сияло
И где чернила расплескала ночь…
 
Сползло с кровати на пол одеяло,
И кто-то стонет. Как ему помочь?
 
Горит ночник. Да только толку мало:
Придавлен свет тяжёлою пятой,
Чтоб кошка-ночь наверняка поймала
Последний лучик в комнате пустой...

6. Три счастливых дня

Целых три счастливых дня,
Витька не слезал с коня:
В хвост и в гриву погонял,
Чтобы не догнали.
Конь не ржал и не икал,
Корм подножный не искал,
И без отдыха скакал
Конь в любые дали.

Почему? Да потому,
Что кончается на У,
Ну, а если по уму –
Конь-то был педальный!
 
Витька на коне летел!
Дребезжали спицы!
Он летел, куда хотел,
И гадали птицы,
Сев рядком на провода:
– Интересно, он куда?
Сел бы лучше сбоку –
Зарядиться током!

  (Так болтали канарейки
И совсем не понимали,
Что мальчишки батарейки
Заряжают от педалей!)
 
Только Витька птиц не слушал,
Он конфету громко кушал,
Вкусно плямкал и от счастья
Чуть не лопался на части.
 
Да и кто ему указ,
Если тот, кто может в глаз
Двинуть или в ухо,
Сам попал в проруху?
 
Не видать его в упор,
Не выходит он во двор –
Значит, можно ездить
Куда хочешь с песней!

7. Велосипедная песня

Тра-та-та, тра-та-та,
Обогнали мы кота,
Злющую собаку,
Петю-забияку!
Правда, этот Петя
Нам бежал навстречу,
И не просто так бежал,
А кота в руках держал!
 
Тра-та-та, тра-та-та,
Петин котик хоть куда!
Проучил собаку,
Что рвалася в драку.
А когда дорвалась,
Тот ей всыпал малость…
 
Тра-та-та, тра-та-та,
Никогда не зли кота!»
 
Хорошо пел всадник,
Но въехал в палисадник!
Видели забор глаза,
Да зевнули тормоза –
Трудно им хоть тресни
Тормозить под песни…

8. Носилки

Вмиг промчались эти дни,
Вжик – и счастья нету!
Будто кто-то проглотил
Праздник, как конфету.
 
Но пришел четвёртый день,
Чёрный, словно старый пень
От кривой осины.
И у бетонного столба
Сразу собралась толпа,
И каждый рот разинул.

Стоят соседи во дворе,
И летний двор как в декабре
Застыл, оцепенел, замёрз –
Не понарошку, а всерьёз!
 
Стоят, молчат и только
Тот ахнет, этот ойкнет,
Иной украдкой всхлипнет,
Другой чуть слышно пикнет.
А подойти боятся,
Но всё равно толпятся.
 
Раскрыты нараспашку двери,
В них Витька смотрит и не верит.
Не может быть, чтоб было так:
Вновь перед ним заклятый враг,
Безжалостный и сильный,
Но только на носилках…

9. Крылатые халаты

Несли носилки двое в белом,
Как будто кто-то тёртым мелом
Присыпал мятые халаты,
Которые почти крылаты,
Когда их ветер теребит.
 
Но судя по щекам небритым,
Те двое жизнью были биты
И явно не с небес сошли.
И крылья им пока не впору,
Да и зачем им крылья в «Скорой»,
Которая и так летит?
 
И удивить их невозможно
Ничем – ни будущим, ни прошлым,
Ни караулом полуночным,
Ни объявлением войны.
С изнанки жизнь они видали,
И смерть, бывало, обгоняли,
Летя на вызовы, и всё же
Теперь они удивлены.
 
Ведь на носилках, безусловно,
У них лежит вполне здоровый,
Уверенный и сильный мальчик –
Сейчас он встанет и пойдёт.
А что глаза прикрыл на сутки –
Так, видно, мальчик любит шутки,
А что молчит – так потому что
Какой-то умной мысли ждёт...
 
Так рассуждали санитары,
А что им делать оставалось?
Ведь даже если доктор старый
Не знал, какой писать диагноз.
Одно он знал, что дело плохо,
И, сев в кабину, бросил: «Трогай!».

И как голодная гиена,
Навзрыд заплакала сирена.
И «Скорая» с такою прытью
Умчалась, что толпа мгновенно
Растаяла.

Лишь Витька бледный
Остался посреди Вселенной…