Дружба – это скорее глагол, чем существительное. Потому что настоящая дружба осуществляется в действии, то есть растёт и приносит плоды. Вот и моя дружба с Вознесенской (и, надеюсь, наоборот!) переросла неощутимые границы чувств и обрела осязаемую реальность.

ЮЮ

Фото Сергея Кондратенко

Проще говоря, объединёнными усилиями мы написали книжку «Сказки Светлой Поляны».

Соавторство давалось нелегко. Теперь когда Юлию Николаевну спрашивают: «Как вы пишете вдвоем?», она неизменно отвечает: «Да очень просто! Сначала обнимаемся, потом дерёмся, потом опять обнимаемся – и получается сплошная сказка!».

В общем, вскоре эта книжка с картинками Людмилы Малинки выйдет в «Лепте». А пока (с разрешения издательства!) предлагаю нашим читателям маленький кусочек из первой сказки Светлой Поляны…

Дядя Юра

P.S.  Этот текст был написан совсем недавно, но с тех пор многое изменилось. Книжка уже вышла, а Юлии Николаевны уже нет. Вечная память


Юлия Вознесенская и Юрий Лигун

Башенка с часами

bash s chas

Художник Людмила Малинка

Воробей Чубчик и ёжик Ёршик должны были столкнуться неминуемо, и это произошло! Они столкнулись клювом к носу перед добычей, которую каждый считал своей. Из-за этого они чуть не поссорились и даже чуть не подрались. Но всё обошлось, и небольшое недоразумение обернулась большой дружбой, которая помогла победить все трудности на долгом пути к Светлой Поляне.

А началась эта сказочная история в одном небольшом старинном городе далеко на Севере, откуда река Тишина несёт свои воды на Юг…

* * *
Чубчик родился в башенке с часами, что высилась над городской детской библиотекой. Часы на башенке были очень древними, но старость их не коснулась. Почему? Да потому что древние часы всегда показывали сегодняшнее время. И показывали правильно. А если сегодня всё делать правильно, то до старости ещё далеко, несмотря на количество прожитых лет.

То же можно было сказать и о книжках, которые стояли на библиотечных полках. Некоторые из них были написаны давно, а некоторые очень давно. Но из-за того, что каждый день их читали дети, книжки оставались молодыми.

Вот и шуршали странички молодых книжек в потрёпанных переплётах под стук молодых часов на древней башенке, в которой однажды родился воробей Чубчик.

Родители его погибли, когда он ещё не умел летать. Как погибли? Да по неосторожности! Намотавшись за день в поисках поживы, они уснули на самой нижней жёрдочке чердака. И Васька их съела. Почему съела, а не съел? Да потому что Васька была кошкой!

* * *
Дело в том, что однажды в библиотеке завелись мыши и начали громко шуршать. Они шуршали в книжках и журналах. Они шуршали под старыми половицами и за тяжёлыми шторами. Они шуршали везде!

Услышав это шуршание, опытная уборщица бабушка Катя поступила правильно. Она начала громко кричать. Ведь когда громко кричишь, то мышиной возни уже не слышишь. Вот бабушка Катя и кричала. Но это не понравилось заведующему библиотекой Аристарху Николаевичу. Он сказал, что своими криками бабушка Катя распугает всех читателей, которых и без того мало. А потом он достал с полки томик детской энциклопедии на букву «М», нашёл страничку, где была нарисована серая мышка, пробежал убористый текст глазами и уместил прочитанное в одной-единственной фразе:

– Там где завелись мыши, умные люди заводят не крики, они заводят кота!

* * *
На следующий день умный Аристарх Николаевич пришёл в библиотеку с портфелем. В портфеле сидел рыжий котёнок, которого бабушка Катя тут же назвала Васькой. А когда котёнок Васька подрос и стал котом, то оказалось, что это кошка! Но бабушка Катя и Аристарх Николаевич так привыкли, что кошка осталась Васькой.

Из-за мужского имени кошка вела себя не по-кошачьи. Она шипела даже на заведующего, причём в его же кабинете, а бабушке Кате поцарапала руку с рыбьим хвостом, который бабушка Катя и без того хотела отдать Ваське.

Но мышей кошка разогнала. Мыши убежали в соседний дом и теперь шуршали там.

Разогнав мышей, Васька стала питаться рыбными консервами и специальными котячьими хрустиками. Консервы приносила бабушка Катя, а хрустики – Аристарх Николаевич. До блеска вылизав консервную банку и вволю похрустев хрустиками, Васька забиралась на толстую подшивку старых газет и сладко засыпала. Шорох сухих страниц напоминал ей мышиную возню, отчего во сне она поводила ушами и колотила по газетам пушистым хвостом.

* * *
Гуляла Васька только по читальному залу и книжному хранилищу, считая ниже своего достоинства выходить на шумную улицу, где и читать-то было нечего, кроме рекламных щитов. А если её тянуло на приключения, она поднималась на чердак. Там было очень пыльно, а с деревянных перекладин под потолком свисала густая паутина, похожая на рваные паруса старого фрегата.

На этом заброшенном чердаке, куда давно не ступала швабра бабушки Кати, Васька и поймала уснувших после трудового дня родителей Чубчика. К счастью, она не заметила гнезда, устроенного в углу чердачной башенки. А может, просто поленилась или испугалась боя башенных часов, которые как раз били полдень? Зато бабушка Катя сразу заметила воробьиное пёрышко, прилипшее к уголку кошачьей пасти, и сразу всё поняла. Она отругала Ваську и даже слегка отшлёпала скрученной в трубочку вчерашней газетой, а потом побежала и заперла чердачную дверь на ключ.

Это Чубчика и спасло!

Vaska

А всё остальное – в книжке «Сказки Светлой Поляны».
Так что – до встречи!..

 Назад в СОЧИНИТЕЛЬ

Вернуться к ВОЗНЕСЕНСКОЙ

Вернуться в ДОМАШНЮЮ БИБЛИОТЕКУ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить