Юрий Лигун

Как НЕ украсть миллион?

(книга о глупости)

1000000

Лучше встретить человеку медведицу, лишённую детей, нежели глупца с его глупостью.

Притчи царя Соломона

От автора:

О том, как украсть миллион, написано много. И даже кино такое есть. Так что население в курсе. Зато как его не украсть, толком не знает никто. Хотя это настолько просто, что вы просто будете смеяться.

В общем, чтобы НЕ украсть миллион, надо его не красть! Не красть ни за какие деньги! Не красть и всё! Тем более что крадут только глупцы, а умные работают и зарабатывают.

Вот автор и написал эту книжку, чтобы самому научиться не делать глупости и других научить, если другие захотят. А почему бы и не захотеть? Ведь ученье – свет, а при свете глупость выглядит так глупо, что никакой миллион ей уже не поможет…

------------------------------------------------

P. S. Так как автора всё время спрашивают, на какой возраст рассчитаны его книжки, то автор авторитетно заявляет: на любой, которому что-то в этих книжках понятно. А если непонятно, то немедленно прекратите чтение и дождитесь подходящего возраста. Возможно, ждать придётся долго, но подходящий возраст обязательно подойдёт!

И не просто подойдёт, а с вопросами:

Как не сойти с ума?

Как не лопнуть от зависти?

Как не отличиться до полного безобразия?

Как не похолодеть от страха?

Как не украсть миллион?

Как не сесть в лужу?

Как не наврать с три короба?

Как не умереть от скуки?

Как не насмешить кур?

Как не задохнуться от злости?

Как не разбиться в лепёшку?

Как не проворонить счастье?

Как не сгореть от стыда?

Как не засохнуть от любви?

И наконец:

Как не свалять дурака?

А если есть вопросы, то должны быть и ответы.

А если есть ответы, то почему бы этим не воспользоваться?

Как не сойти с ума?

mudrec 

Жил-был в одной стране один мудрец. Звали мудреца Боря. Правда, о том, что Боря мудрец, никто, кроме хулиганов, не догадывался. А всё потому, что, встретив хулиганов, Боря очень мудро переходил на противоположную сторону, и они не успевали разбить ему очки.

Хотя до седьмого класса Боря вообще никаких очков не носил. А зачем ему очки, если он видел дальше бинокля? Когда глазной врач закрывал маленькому Боре правый глаз, оставшимся левым маленький Боря всё равно различал буквы в двух нижних строчках, про которые его никто не спрашивал. А зря! Потому что, кроме строчек, Боря легко читал мелкие мушиные следы в левом верхнем углу!

Но в седьмом классе уже большой Боря наткнулся в телевизоре на одну передачу, в которой простым школьникам задавали очень непростые вопросы. Такие непростые, что не всякий директор школы ответит, если заранее не вызубрит ответы. А простые школьники отвечали, причём с такой скоростью, что их не догоняли даже члены жюри.

Но Боря догнал! Для этого он сел за компьютер и начал набивать знаниями мозги, как набивают перьями подушку.

* * *

Поначалу мозги от перьев отплёвывались, но Боря не сдавался. Он упрямо надгрызал самую большую в мире энциклопедию, которую вмещала только всемирная паутина. Да и то с трудом, потому что энциклопедия росла так быстро, что всемирный паук не успевал плести новые сети.

За пару лет забив в себя все статьи на букву А, Боря взялся за букву Бэ и уже на слове Близорукость заметил, что ночные звёзды за окном висят не отдельно, как раньше, а сливаются в манную кашу. Пришлось купить очки, которые снова сделали жизнь резкой, особенно при встрече с хулиганами…

На букве Пэ к очкам добавились Подтяжки, так как от неподвижной энциклопедической жизни Борин живот принял форму глобуса и его штаны так и норовили сползти ниже экватора.

Зато теперь не только хулиганам, но и всем остальным стало видно, что Боря не дурак. Ведь у дурака голова пустая, а у Бори голова была полной. Из-за этого она немного свешивалась набок, и Боре приходилось опираться ухом на плечо.

* * *

На букве Ша Боре позвонила бывшая школьная активистка Света Архипова и пригласила на встречу одноклассников. Боря идти не хотел. Он не знал, о чём с одноклассниками разговаривать, особенно с Витькой Клюевым и Колькой Зудиным, которые в школьные годы чудесные били его по голове учебником геометрии.

Но Света не отставала, и Боря согласился. А зря, потому что в круг своих одноклассников он и раньше не вписывался, а нынче, благодаря сильно заточенному уму, и вообще мог проковырять в этом круге дырку.

Так оно и вышло. После объятий и поцелуев одноклассники начали забрасывать друг друга своими достижениями. Выслушав одного, все громко ахали, чтобы под шумок ввернуть что-то про себя. Одним словом, было весело, как и должно быть в старой компании, где каждый про каждого знает столько, что хочется знать ещё.

А Боря не хотел! Ну какое, скажите, дело глубокому уму до мелких житейских подробностей? Да плевать ему с высокой колокольни, что Галка Веткина ухитрилась нарожать четверых и вот-вот родит пятого. И начхать ему на Кирилла Коркина, дослужившегося до помощника народного депутата. И на Толика Литвинова, который сдуру наступил на ежа в Эгейском море. И на Зудина с Клюевым, которые служат в Министерстве внутренних дел младшими сержантами, но тем не менее мнят себя старшими.

Правда, остальные и таким не могли похвастаться. Остальные жили тихо, но заявляли об этом громко и со значением похлопывали друг друга по плечу…

* * *

Когда очередь дошла до Бори, он хотел рассказать, как позавчера застрял в лифте. Но гордый ум тут же его одёрнул, и Боря рассказал о механизме спонтанного нарушения электрослабой симметрии. Через пятнадцать минут он вдруг заметил, что его слушает только детский доктор Сима Зимницкая, но почему-то с закрытыми глазами. И тут Борин ум прорвало! Он сорвал с Бори очки, затопал Бориными ногами и закричал так, что его услышали соседи соседей.

– Эй вы, брёвна с ушами! Сержанты депутатские! Нарожали морских ежей и радуетесь? Тьфу на вас! Тьфу! Тьфу! Тьфу!

– Ты чего? – спросила активистка Архипова, когда у Бори кончилась слюна.

– Он того! – объяснил Толик Литвинов и покрутил пальцем у виска.

– Ботан занюханный! – процедил Зудин. – Видать, совсем с мозгов спрыгнул.

– А я ему щас врежу, так он враз назад запрыгнет, – мрачно пообещал Клюев.

– Мальчики, не горячитесь, – сказала проснувшаяся Сима Зимницкая, – это не милицейский, а медицинский случай. Боря просто перенапряг свой перцептивный аппарат, и у него возникли проблемы с восприятием действительности.

Услышав знакомое слово, Борин ум воспрянул духом и на одном дыхании протарабанил:

– Перцепция – процесс приёма и преобразования информации, получаемой при помощи органов чувств, формирующих субъективный целостный образ объекта, воздействующего на анализаторы через совокупность ощущений, инициируемых данным объектом.

– Всё, сливай воду! А я Борьке ещё в школе говорил – не забивай мозги всяким барахлом, – прокомментировал это сообщение помощник народного депутата Кирилл Коркин и, не удержавшись, добавил: – Голосовал бы за народного депутата Грунько и…

– А мы его с этим барахлом сейчас на помойку вынесем, – не дослушав Коркина заиграл бицепсами Клюев.

– И утрамбуем по самое это самое, – повёл квадратными плечами Зудин.

Но одноклассницы не дали сержантам разгуляться и грянули песню про первую любовь. Праздник сразу обрёл второе дыхание, а когда Зудин и Клюев достали сержантские пайки, то и третье! Тем более что Боря уже не пытался рассказывать ни про сравнительную лингвистику, ни про Тмутараканское княжество, ни про устройство тараканов. А так как рассказывать про другое он не умел, то забился в дальний угол и тихо повизгивал, когда на него натыкались танцующие пары.

* * *

Больше Боря в люди не ходил. С утра до вечера он сидел за компьютером, поглощая голые факты. Голые факты были скучными, зато занимали меньше места, хотя голова всё равно трещала. Ведь как быстро Боря не вбивал в череп кирпичи знаний, новые кирпичи собирались в сто раз быстрее. А как иначе, если Боря был один, а сборщиков – целый мир!

По этой причине Борины мозги постепенно превратились в склад ненужных вещей, опутанных всемирной паутиной. Но ум уже не мог остановиться! Как паровоз без тормозов он летел вперёд, хотя впереди маячила бездонная яма, вырытая неуёмными фактокопателями…

В общем, чтобы уцелеть, Боре надо было либо сорвать стоп-кран, либо прямо на ходу сойти с ума.

* * *

Но ему повезло. За пять метров до обрыва у Бори кончилась еда, и ум начал буксовать. Поэтому пришлось отложить недоученный телефонный справочник Екатеринослава за 1908 год и отправиться в супермаркет с театральным названием «Кушать подано!».

Боря надеялся обернуться быстро, но на крыльце магазина вдруг споткнулся о плачущего мальчика. Не переставая плакать, мальчик вцепился в Борину штанину. Боря попытался вырваться, но мальчик оказался хватким. Он волочился за штаниной и ревел как водопад. Наверное, со стороны это выглядело странно: толстый взрослый человек в очках и подтяжках пытается стрясти с ноги плачущего мальчугана.

Осознав тщетность своих попыток, Боря оторвал ухо от плеча и беспомощно закрутил головой. Но народ безмолвствовал, хотя и бросал укоризненные взгляды. А тут ещё какая-то старушка послепенсионного возраста образовалась.

– Папаша, – проскрипела она, – ты почто дитё мучишь?

В общем, ситуация становилась критической и требовала немедленного решения. Поэтому Боря перестал дёргать ногой и напряг ум, который вмещал несколько терабайтов человеческих знаний, добытых нечеловеческим трудом. Ум стремительно перелистал миллион энциклопедических страниц и в долю секунды выдал нужный результат.

– Слёзы, – сказал ум, – это жидкость со слабощелочной реакцией, вырабатываемая слёзной железой глаза млекопитаю