БОЖЬЯ СИЛА

(молниеносная история, 
случившаяся в июле 1977 года)

 Bozhya sila
Шаровая молния на лесной тропинке...

 
Я помню, как на склоне дня
сквозь сосен редкую гребёнку
она катилась на меня,
размером с голову ребёнка.

Похожая на детский мяч,
сверкая, как клинок кинжала,
она, то замерев, то вскачь,
неумолимо приближалась.

А впереди катился страх.
Он был до боли незнакомым.
Он был глубоким, как овраг
и рос при этом снежным комом.

А я как будто в землю врос
и, ничего не понимая,
летел, как поезд, под откос,
хотя тропа была прямая.

Страх умножала тишина,
которая, как дым, сгущалась.
Наполнив доверху меня,
она во мне не умещалась.

Всё это длилось краткий миг,
который вышел долгим очень,
и не хватило мне на крик
ни дня погасшего, ни ночи.

Внезапно воздух отвердел
и лапы сосен задрожали,
но мячик мимо пролетел,
оставив росчерк на скрижали.

Был росчерк чересчур горяч,
он мог шутя расплавить камень.
Но вызывал не смех, а плач
клубком скукожившийся пламень.

Наткнувшись на сосновый ствол,
клубок исчез – как не бывало,
но тишину он расколол,
которая молчать устала.

А может, это я кричал,
и мне в ответ кричало эхо,
и пульс в моих висках стучал,
как автомат в руках морпеха.

Я не ослеп в снопах огня,
в грозе увидев Божью силу,
которая в тот миг меня
в живых остаться попустила,
позволила ещё пожить,
дала ещё одну отсрочку...
чтоб я когда-нибудь сложить
сумел о Ней живую строчку.


29 мая 2024 
 
 
 

КРЕЩЕНЬЕ ОТ НЕБА

Kreschene ot Neba


Мы топчем траву, а траве нипочём
копыта, подковы и пятки.
Трава распрямится под первым дождём –
и вновь у неё всё в порядке!

Мы рвём лепестки, загадав на любовь,
но им нипочём наше рвенье.
Цветы под дождём распускаются вновь,
поскольку любовь  вне сомнений!

Мы листья сжигаем в осенних кострах,
но страх не объемлет деревья –
смывают дожди древний пепел и прах,
вселяя в деревья доверье.

Зачем же мы верим земному вождю,
что он может дать отпущенье?
Уж лучше в апреле поверим дождю
и примем от Неба крещенье!

27 мая 2024
 

НЕБО, КУЗНЕЧИК И Я

 Nebo kuznech

Меня накрыло небо в облаках
своею необъятностью бездонной,
точь-в-точь как я когда-то накрывал
дрожащего кузнечика ладонью.

Кузнечик под ладошкой замирал
и, не умея вырваться на волю,
со щёк слезинки лапкой утирал
и мелко тряс пропащей головою.

Ладошку я чуть-чуть приподнимал
и в щёлочку подглядывал в пол ока...
Был мал кузнечик, был я тоже мал,
но мы друг друга понимали плохо.

А небо понимало хорошо
кузнечика, меня и всех попавших
под лёгкую небесную ладонь,
пригладившую вздыбленные пашни,
гремящие громады городов,
устало задремавшие деревни,
и успевала тёплая ладонь
укрыть холмы, озёра и деревья.

Прикосновением к земному лбу,
она живущих жизнью утешала,
и прятаться в дремучую траву
двум малышам ладошка не мешала.

Заглядывало солнце под ладонь.
В ней ночью звёзды находили щёлку,
И до рассвета, будто заводной,
скворец о чём-то неизбывном щёлкал...

Кузнечик мне ладошку щекотал,
и усики кузнечика дрожали.
Никто тогда дни детства не считал,
которые ещё не дорожали.

Цены тем дням сегодня не сложить –
дни детства, хоть длинны, да быстротечны...
но под ладошкой неба сладко жить,
когда ты слаб, как крохотный кузнечик.

26 мая 2024

СВЕТЛАЯ ПРИСТАНЬ

 Svetlaya pristan


Мы петляли в извивах излучин,
знать, река не туда занесла.
Вскрики скрипок
глушил скрип уключин
под надрывные всхлипы весла.

Ветер злился.
И волны бряцали.
Погрязали во тьме корабли.
Но мы вёсел своих не бросали
и упрямо куда-то гребли.

Нам маяк не протягивал руку.
Нас звезда за собой не вела.
Может быть, мы ходили по кругу
и кругам знать не знали числа.

Наша лодка в «Летучий голландец»
превращалась на этих кругах.
Но сумели мы с лодкою сладить,
выгребая к своим берегам.

В полумраке и мороси мглистой
мы прижались друг к другу сильней...
и увидели светлую пристань,
и в обнимку причалили к ней.

28 мая 2024 

КАША ИЗ ТОПОРА

(грустный вздох)

Kasha topora
 

Мы тысячу лет были вместе.
Вместили мы сотни дорог.
Теперь мы отравлены местью –
такой вот печальный итог.

Друг к другу летали на крыльях.
Не лаптем хлебали борщи.
Но кашу теперь заварили
Из двух топоров и пращи.

В угоду новейших приличий
добавили горечь и боль,
и хлеба метнули кирпичик,
макнув в бертолетову соль.

И пир на весь мир получился.
Всем было на нём горячо...
А ежели кто припозднился,
так каша осталась ещё.

25 мая 2024

Подкатегории