ПОЛЁТ

Рассказ полуживого очевидца

Poljot

Кто застал войну Горбачёва с пьянством, тот видел змеящиеся очереди за бормотухой и помнит отряды бойцов, павших в битвах за технический спирт Рояль, рукотворную водку и сомнительные аптечные фанфурики.

В общем, песня про это! Но самое удивительное, что она у меня возникла примерно за четыре года до роковых событий!

Вот такое пророчество, или скорее, пьяное откровение получилось. Но что бы там ни было, слабонервным лучше это не читать и тем более не слушать...


Такое не приснится –
Бывают же дела!
Очнулся я в больнице
В чём мама родила.
Пощупал, всё на месте,
Но в голове туман.
Эх, дернуть граммов двести –
Сестра, тащи стакан!

Пришла – на роже линзы,
В глазах застыл укор.
Поставила мне клизму
И сделала укол.
От этой процедуры
Схватил я лёгкий шок.
Кричу, тащите, дуры,
Резиновый горшок!

Зубами сделав скрежет,
Чтоб в голосе – металл!
Орал – тащи одежду,
И молнии метал.
Метался тигром в клетке,
Вопил, как кот в мешке…
Мне дали
Две таблетки
И чем-то по башке.

Сперва меня не взяло,
Потом швырнуло в пот.
Я влез под одеяло,
И малость сбросил понт.
Пора за дело браться –
Тут грохнут без суда…
Сестрицы и медбратцы,
За что меня сюда?

И отвечает веско
Очкастая змея,
Что будто в занавеске
С балкона выпал я.
Да я ж в себе уверен,
Не шейте мне портьер!
Ну, было, – пили в сквере,
Так там сплошной партер!

Приходит врач Краснова
И тычет в эпикриз:
«Больной упал с восьмого,
Зажав в руках карниз.
В газон попал, не целясь,
А мог и об скамью…
Диагноз – выбил челюсть,
Но, правда, не свою».

И отхлебнув кефира,
Краснова мне твердит,
Мол, на тебя полмира
С надеждою глядит.
Наш самый лучший лыжник
Размазан на сосне,
А ты упал и выжил –
И значит, могут все!

Мол, двинешь ты науку,
Советский наш Икар…
Я от смущенья пукал,  
Сморкался и икал.
Потом, покушав каши
И поднабравшись сил,
Я всё науке нашей
Толково объяснил.

Ну, взял я пачку «Лиры»,
А кореш взял лимон
И по семьсот на рыло,
Чтоб значит, был разгон.
Потом в аптеке первой –
Что сразу за ларьком –
Мы замешали вермут
С шикарным пузырьком.

Потом мы пили, значит,
С махоркою первач.
Мой кореш пьёт и плачет,
Хоть тёртый он калач.
Потом пошла малина,
Пиши, даю пока, –
Пять пачек «Поморина»
На литру молока.

Потом сдавали тару.
А Люська, не ты гля!
Не додала, волчара,
Полтинник до рубля.
Но вышел очень кстати
Борис и снял вопрос –
С ним пили антистатик
И средство для волос.

Потом лосьон я выпил,
Спасибо корешам,
Потом в осадок выпал,
А после – с этажа…
...В волненье капитальном
Главврач слюну глотал –
Мол, где исход летальный?
А что, я не летал???

17 февраля 1982

Не прочитали?
Тогда можете и не послушать...

Полёт

Комментарии   

 
+1 #2 Саша-одноклассник 03.11.2021 18:15
Прям, Москва - Петушки.
Цитировать
 
 
+1 #1 Ирина Ширяева 03.11.2021 17:42
Прикольное стихотворение и отражение духа времени. Особенно концовка) Хохотала от души)
-----------------
Благодарю! Хотя тогда было не до смеху...

Хлебнувший всякого дядя Юра
Цитировать
 

Добавить комментарий